1

Тема: Вода, вода. Кругом вода

Более полувека назад снаряжение было значительно примитивнее, а вода была такой же.               


                Вода, вода, кругом вода…

       Спроси любого человека, что такое вода? Девяносто девять из ста снисходительно улыбнутся и ответят: « Жидкость, кипит при температуре  сто градусов по Цельсию, замерзает при нуле и  вообще, что тут спрашивать? Кто не знает, что такое вода?»
  Так-то оно так, но вот кажется знаешь ты человека «тысячу» лет, знаешь вдоль и поперек, хороший, положительный, а он вдруг выкинет такое коленце, которого ни ты, да и никто не ожидал. Так и вода. Ну что мы про нее не знаем? Ан нет, и вода может вдруг предстать совсем другой , неожиданной стороной.
  Умные люди говорят,что в воде есть какая-то переменная кристаллическая структура. В талой воде  она одна, в кипяченой другая, а в водопроводной третья… Разные колдуны, или как теперь их называют - экстрасенсы, «заряжают» воду или придают ей какие-то необыкновенные свойства; вода также бывает тухлой, мертвой, живой, … в общем какой только не бывает.
  Я же хочу рассказать совсем о другом, о том,  какой она становится, когда бешено мчится и скачет по перекатам и порогам, особенно, если река полноводная и достаточно широкая.
   Осенью 1964 года мы совершали  байдарочный поход от Ловозера до Белого моря. Это практически через весь Кольский полуостров. Сначала против течения по реке Афанасия от устья в Ловозере до истоков ( это около сотни километров), затем переволок в устье  реки  Поной, по которому около четырехсот пятидесяти километров до Белого моря. Плавание на байдарке - один из наиболее привлекательных и приятных способов путешествия, особенно тогда, когда оно спланировано так, что в основном сплавляешься  вниз по течению. Медленно «проплывают» перед тобой все новые и новые места. Таежный глухой лес сменяется кустарником или широкими языками болот, сбегающими до самой воды. Иногда налетают стайками  или поодиночке утки, маленькими глиссерами проносятся семейки крохалей, изредка можно увидеть лося, оленей и даже медведя. В приглянувшемся месте покидаешь блесну …
  Но не всегда реки текут по равнине. На их пути встречаются горные массивы, скальные выходы, просто каменистые россыпи.
  В таких-то местах и образуются пороги, в которых вода, сжатая в каменных объятиях, становится дикой и грозной. Грохот падающей и дробящейся на струи,  струйки и мелкие брызги воды нарастает по мере приближения. Даже когда стоишь на берегу и смотришь на мчащуюся массу  воды, чувствуешь неимоверную мощь этой беснующейся стихии.
   Тогда же, когда на утлой лодчонке, отделенный от этой  стихии всего лишь куском материи, натянутой на хлипкий скелет из тоненьких  трубочек и палочек, мчишься среди волн, брызг, пены  и грозно оскалившихся  каменных лбов, времени на осмысливание происходящего нет. Точнее время деформируется по участкам: то мчится с неимоверной скоростью, то как  бы останавливается, фиксируя кадр за кадром  отдельные мгновения. Полностью передать словами это состояние трудно иди даже невозможно,  но воспроизвести ход событий я все- таки попытаюсь.     
  Река Поной, протянувшись почти через весь Кольский полуостров с запада на восток,  впадает в Белое море рядом порогов, самый крупный из которых «Бревенный». Назвали его так видимо потому, что бревна в нем ломаются, будто спички. Ширина реки в этом месте составляет 150 –200 метров. Берега – высокие, метров под сто, в основном это  скалистые обрывы, между которыми с грохотом, через огромные каменные валуны, несется пузырящаяся и пенящаяся масса воды, образуя отбойные стоячие волны, каверны и воронки с косыми струями и завихрениями … Порог состоит из трех каскадов на длине около километра. Третий – самый мощный.
  Еще издали, услышав мощный гул, мы осторожно, вдоль берега, подошли к нему, высадились, привязали байдарки и пошли на разведку. Первые два каскада показались нам проходимыми по воде,  и потому я и  Аркадий с интервалом в несколько минут вошли в порог. То, что казалось с берега не очень–то страшным и опасным, здесь, в полсотне метров от берега оказалось совсем другим. Течение вдруг ускорилось, маленькие с берега волны оказались высотою более метра и повсюду за ними прятались каменные лбы валунов. О том, чтобы пойти намеченным с берега « оптимальным» путем, не было и речи. Задача состояла лишь в том, чтобы увернуться от несущихся на тебя каменных выступов.  Вода стала вязкой и густой, и чтобы совершить гребок требовалось приложить такое усилие, что гнулось весло, байдарка же стала такой неповоротливой, будто потяжелела во много раз. Впрочем и действительно она здорово потяжелела, так как каждый раз, проходя через стоячую волну, принимала изрядное количество воды. Трудно передать ощущение, когда нос байдарки вдруг повисает над каверной, а потом втыкается в практически вертикальную  водяную стену, а затем и ты проходишь через нее, при этом вода накрывает тебя почти полностью. Ощущение такое, будто ты прыгнул в воду плашмя и при этом ударился об нее животом, грудью и лицом, но «переживать» некогда, только проскочил  водяную стену и опять стало возможным взглянуть вперед, как открылось новое препятствие  и вновь с такой силой жмешь на весло, что оно гнется, а в голове только одна единственная мысль - только бы оно не сломалось .…Но всех твоих усилий хватает только на то, чтобы лишь немного изменить направление. Каменный лоб, на который ты наплываешь, стремительно надвигается, кажется все, столкновение неизбежно, но отбойная струя вдруг подхватывает нос, следует резкий боковой рывок и, только чиркнув кормой, байдарка проскакивает мимо, а то, что  корма задела за камень, оказалось весьма кстати, так как иначе  байдарку кинуло бы поперек струи и тут же перевернуло, а так она выскочила на затишек за камнем и хоть на мгновение, но образовалось время оглядеться и кое-какие  возможности  для дальнейших маневров. Тут же включились и обычные чувства: и то, что промок до нитки, и что сидишь в воде по самые…, и …, но  впереди уже очередное нагромождение камней и опять включаешь все силы, чтобы направить байдарку в лазейку между  ними.  И вдруг все кончилось. Вода стала спокойной, байдарка управляемой, да и берег - вот он, рядом.  Не успел ткнуться в прибрежный галечник, как рядом  пристала вторая байдарка, и из нее вылез практически сухой Аркадий.
   Он шел за мной, и все маневры, которые я начинал, увидев препятствие, делал заранее. Это позволило ему избежать ряда напряженных моментов, но и он выглядел немного очумелым. Мы тут же начали разгружать байдарки, чтобы вылить из них воду, в это время подошли Алексей с Линой. Дело пошло веселей. Тут Алексей и говорит : «Переоделся бы, простудишься. С берега наблюдать за вами было просто страшно. Временами байдарка  скрывалась в воде и, казалось, уже больше не вынырнет. Хватит, больше мы так рисковать не будем». Я ничего не ответил, взял рюкзак и стал переодеваться в сухую одежду.